On-Line Библиотека www.XServer.ru - учебники, книги, статьи, документация, нормативная литература.
       Главная         В избранное         Контакты        Карта сайта   
    Навигация XServer.ru






 

Доверенность в российском гражданском праве

Развитие института собственности неизбежно повлекло за собой расширение сферы применения доверенностей, позволяющих от имени собственника распоряжаться как объектами материального мира, так и правами. Однако эти изменения не сопровождались детальным анализом сущности отношений, складывающихся при выдаче доверенности, что в свою очередь вызвало разнообразное, порой спорное, нормативное толкование этого понятия. В частности, доверенность в законодательных актах рассматривается как документ по распоряжению валютой и материальными ценностями, вывоз которого за рубеж должен подчиняться определенным правилам (статья 2 Закона СССР от 24 июня 1991 г. № 2261-1). На нормативном уровне проводится параллель между доверенностью и договором (п. 2 Положения о лицензировании риэлтерской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23 ноября 1996 г. № 1407). В качестве доверенностей рассматриваются документы, предоставляющие право управлять, перегонять автомашину (п. 1.2 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в государственной автомобильной инспекции, утвержденных приказом МВД России от 26 ноября 1996 г. № 624).

Ныне действующий Гражданский кодекс РФ практически воспроизвел нормы ранее действовавшего кодификационного акта, касающиеся определения понятия доверенности и процедуры ее выдачи. Изменения коснулись лишь сферы применения доверенности и ее предназначения. В частности, на законодательном уровне закреплен статус доверенности как документа, содержащего исключительно достоверную информацию для участников гражданского оборота о полномочиях представителя.

Действующее законодательство различает по статусу доверенность, во-первых, как сделку по наделению полномочиями и, во-вторых, как письменное подтверждение иди доказательство объема предоставленных полномочий. Подобное деление отчетливо просматривается в нормах Гражданского кодекса. В частности, статья 185 ГК РФ определяет доверенность как письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами. В качестве основного признака здесь указывается на уполномочие, совершая которое представляемый распоряжается своим правом иметь представителей и наделяет выбранное им лицо полномочиями, определяемыми законом и волей представляемого. Действия, направленные на возникновение прав и распоряжение ими в соответствии со статьей 153 ГК РФ рассматриваются как сделки и на этом основании позволяют сделать вывод, что доверенность также является сделкой. С другой стороны, пункт 3 статьи 189 ГК РФ говорит о доверенности как о документе, который в определенных ситуациях подлежит возвращению. Возможность использования доверенности как доказательства косвенно подтверждается положениями статьи 312 ГК РФ, предоставляющей право должнику требовать от уполномоченного лица подтверждения его статуса.

Вывод о многообразии статуса доверенности можно сделать и посредством анализа отношений, возникающих при договорном представительстве. В соответствии со статьями 184 и 971 ГК РФ представительство может быть основано на договоре, заключенном между представляемым и представителем. Если такой договор содержит все необходимые условия действий представителя в интересах представляемого, то выдача доверенности с точки зрения наделения полномочиями представляется излишней. Подобная позиция подтверждается положениями пункта 3 статьи 184 ГК РФ и статьи 3 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», которые позволяют коммерческим представителям действовать только на основании договора без выдачи доверенности.

Однако, по нашему мнению, действующее законодательство не только не запрещает, но и в ряде случаев предусматривает, как это имеет место в п. 1 ст. 975 ГК РФ, выдачу доверенности в ситуациях, когда все необходимые полномочия уже очерчены в договоре. Такую доверенность вряд ли можно назвать сделкой по наделению полномочиями, поскольку полномочия уже возникли и существуют на основании договора и их простое дублирование в ином документе не влияет на объем и характеристику этих полномочий. Значение выдачи доверенности в этих случаях связано с получением представителем дополнительного специального доказательства своих полномочий, которое дает третьим лицам уверенность в законности совершаемых сделок с участием представителя.

Представляется уместным сравнить по определенным признакам доверенность с сертификатом акций, который, не будучи ценной бумагой, исключительно достоверно свидетельствует о том, что лицо, поименованное в нем, - владелец акции. Не случайно при прекращении доверенности ее бумажный носитель подлежит возврату представляемому, а при смене владельцев акции сертификат в обязательном порядке возвращается регистратору в соответствии с п. 7.3 Положения «О ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. № 27. Указанное выше определенное сходство объясняется намерением законодателя решить с использованием как доверенностей так и сертификатов единую задачу обеспечения стабильности гражданского оборота посредством придания документам статуса исключительно достоверных доказательств юридически значимых фактов.

Складывающаяся при применении статьи 174 ГК РФ судебная практика подтверждает доводы о самостоятельности доверенности как внешней стороны поручительства в отличие от сделки по наделению полномочиями. В частности, постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 1996 г. № 1776/96 был отклонен иск о признании договора страхования недействительным по причине заключения этого договора с превышением полномочий. Доверенность представителя страховой компании ограничивала его действия в совершении страховых операций квотой, устанавливаемой руководителем компании. Названное ограничение, лишь упомянутое в документе, но не имеющее четких ориентиров, не могло быть поставлено в вину третьему лицу, которое при заключении договора исходило из правила об исчерпываемости содержащейся в доверенности информации.

Понятие доверенности как документа, имеющего доказательственный статус, прослеживается и в ситуации ее утраты или уничтожения. В соответствии со статьей 188 ГК РФ наступление этих событий не служит основанием для прекращения доверенности как сделки, но в то же время делает невозможным для третьего лица убедиться в наличии соответствующих полномочий у представителя. Для подтверждения этих полномочий представляемый чаще всего выдает новую доверенность. Она, как представляется, служит исключительно доказательством наличия полномочий, ибо сделка по наделению полномочиями уже состоялась при выдаче первой доверенности, сохраняющей свою юридическую силу в качестве сделки.

Что же касается доверенности, имеющей статус сделки, то в этой связи необходимо отметить следующее. Прежде всего статья 185 ГК РФ предусматривает, что данный вид сделок может быть заключен лишь в письменной форме. Указание в пункте 2 статьи 186 ГК РФ о ничтожности доверенности, в которой не указан срок ее выдачи, также служит подтверждением письменного характера этой сделки. В то же время, как было отмечено выше, письменное уполномочие может быть дано не обязательно в доверенности, а, скажем, в рамках договора поручения. Отличается доверенность от указанного соглашения исключительно односторонним ее характером, направленным на возникновение прав у представителя. Тот факт, что представляемый несет и обязанности по закону, например, в виде обязанности возвратить доверенность, не может опровергнуть довод о ее одностороннем характере.

Действующее законодательство разграничивает процедуру наделения правами, которая может осуществляться в виде односторонней сделки, и процедуру реализации этих прав, которая подчиняется строго предусмотренным в законе правилам. Так, завещание - это тоже односторонняя сделка, однако наследники реализуют свои права на условиях, очерченных в законе (обязательная уплата государственной пошлины, принятие всего наследуемого имущества, а не его части и т.д.). Односторонний характер доверенности законодатель закрепил посредством использования в статье 185 ГК РФ оборота «выданная от имени представляемого». Здесь, как мне кажется, термин «выданная» несет и иную юридическую нагрузку. Он означает, что сделка считается совершенной в момент получения доверенности представителем или третьим лицом, с которым представитель будет иметь дело.

Обязательность выдачи доверенности упрощает процедуру судебного разбирательства споров, связанных с выходом представителя за рамки полученных им полномочий, поскольку у представляемого не будет соблазнов заменить текст доверенности и настаивать на незаконности правомерных действий представителя. Аналогичным образом сконструированы нормы вексельного законодательства, предусматривающие выдачу векселя в качестве основания для его обращения и признания - в качестве долгового обязательства.

Предложенные признаки доверенности, ее письменный характер, односторонность и необходимость реальной выдачи не позволяют однозначно выделить эту сделку от иных смежных понятий. В частности, такими же признаками может обладать приказ по предприятию о наделении наемного работника правом совершать юридические действия от имени работодателя, указание головной организации дочернего предприятия и т.д. Отличием доверенности от вышеназванных юридических актов служит ее направленность на представительство перед третьими лицами.

Наиболее близки по содержанию к доверенности верительные грамоты, которые соответствуют признакам, излагаемым в статье 185 ГК РФ, но свойственны сфере межгосударственных отношений, а не гражданскому обороту. Определенными признаками доверенности обладают и такие документы, как банковские карточки с образцами подписей лиц, уполномоченных руководителем и главным бухгалтером предприятия распоряжаться счетом. Данные в этих карточках свидетельствуют о праве поименованных в ней лиц совершать от имени предприятия платежно-расчетные операции в кредитной организации и предназначены для вручения этой организации. Определенная взаимозаменяемость банковской карточки и доверенности, вытекающая из положений пункта 4 Письма Госбанка СССР от 9 июля 1991 г. № 359, полностью подтверждает вывод о сходстве этих понятий. В то же время правовой статус банковской карточки, включая сроки ее действия, основания для возврата, определяется прежде всего банковскими правилами. Ведь в соответствии с частью 4 статьи 30 Закона РФ «О банках и банковской деятельности в РСФСР» вопросы открытия и ведения счетов регламентируются эмиссионным банком нашего государства.

Выше были рассмотрены случаи, когда доверенность выполняла роль односторонней сделки и документа, подтверждающего для третьего лица права представителя. Помимо этого доверенность может выступать и в качестве доказательства заключения представительского договора или внесения в него изменений. В частности, договор коммерческого представительства должен быть заключен в письменной форме. В соответствии с пунктами 3 статей 434 и 438 ГК РФ письменная форма сделки считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято к непосредственному исполнению акцептантом. Применительно к коммерческому представительству это означает возможность заключения договора посредством совершения ряда последовательных действий. Во-первых, поступления надлежаще оформленного предложения со стороны брокера, предлагающего свои услуги на финансовом рынке, и во-вторых, выражение согласия клиента воспользоваться этими услугами посредством выдачи доверенности на имя брокера. Выдача доверенности в этой ситуации будет выполнять роль акцепта.

Особо хочется остановиться на доверенности, выдаваемой в соответствии со статьей 184 ГК РФ в дополнение к договору коммерческого представительства, составленному без указания на полномочия. Подобный договор свидетельствует, с одной стороны, о возникновении у поверенного обязанности совершить юридически значимые действия, а с другой, - о возможности реализации этой обязанности только с момента получения доверенности. Речь идет о своеобразном соглашении, предусматривающем встречное исполнение: вначале выдается доверенность, а лишь затем поверенный реализует свою часть договоренностей. Доверенность в этой ситуации выполняет роль обязательства, предусмотренного статьей 307 ГК РФ. Это обязательство имеет определенные характеристики в виде объема передаваемых полномочий. Доверитель обязан выдать доверенность, предусматривающую надлежащий объем полномочий для успешной реализации возложенных на него обязанностей. Поэтому представляется недопустимым ограничивать поверенного по кругу лиц, с которыми он вправе заключать сделки, в тех случаях, когда речь идет об обязательстве приобрести контрольный пакет акций всероссийской компании. В предложенной ситуации, на наш взгляд, есть все основания применить положения пункта 2 статьи 328 ГК РФ, предусматривающего возможность стороны, имеющей встречное обязательство, приостановить его исполнение по причине невыполнения в полном объеме обязательства со стороны контрагента.

Вместе с тем остается неясной законодательная и экономическая необходимость анализируемой конструкции договора коммерческого представительства. Выдача доверенности не может ущемлять интересы доверителя. И как следствие, любая отсрочка в ее выдаче не имеет финансового или иного правомерного интереса, который бы требовал законодательной защиты. В связи с изложенным представляется более уместным не прибегать к заключению представительских договоров без наделения полномочиями. В частности, это можно сделать посредством указания на возникновение необходимых полномочий уже в силу заключения договора коммерческого представительства. Доверенность в этой ситуации будет играть роль особого письменного подтверждения полномочий,

Завершая анализ понятия доверенности, необходимо остановиться на положениях пункта 1 статьи 182 ГК РФ, в котором доверенность упоминается не совсем в обычном восприятии. Названная правовая норма предусматривает несколько вариантов представительства, используя как основу разграничения основания возникновения полномочий у представителя. Среди этих оснований значатся нормативные акты, указания уполномоченных государственных органов и органов местного самоуправления, а также доверенность. В этот перечень законодатель не включил другие виды представительских сделок, например, договоры поручения, агентские соглашения. Однако не может быть никаких сомнений в реальности этих соглашений и их представительской сущности. Вот почему понятие доверенности в указанной статье, по нашему мнению, надлежит рассматривать как родовое, включающее в себя все виды представительских сделок, а точнее их составной элемент - добровольное уполномочие. Подобное восприятие доверенности было характерно для российского дореволюционного законодательства, когда представительский договор носил название доверенности.




Литература - Общие темы - Гражданское право