On-Line Библиотека www.XServer.ru - учебники, книги, статьи, документация, нормативная литература.
       Главная         В избранное         Контакты        Карта сайта   
    Навигация XServer.ru








 

К вопросу о генезисе концепции правового государства

Ю.И. Шелестов

Выработка принципов правового государства началась с первых шагов становления политико-правовой науки, в античности. Она проходит в тесной связи с процессами развития демократического государства. Достаточно последовательно позицию укрепления роли права в государстве выражали те, кто по роду своей деятельности был ориентирован на новые социальные институты (суды и народные собрания), - софисты и риторы. Софист Протагор пытался переориентировать ценностный строй современной культуры в пользу человека, Ликофрон прямо заявлял о существовании неотчуждаемых прав индивида и о необходимости защиты его государством. В их среде утвердилась идея о государстве как общественном договоре (первым ее выдвинул Демокрит). Серьезный вклад в укрепление идеи правового государства внести пионеры политической и правовой науки: Платон, Аристотель, позже - Полибий, Цицерон. "Я вижу близкую гибель того .государства, - писал Платон в "Законах", - где закон не имеет силы и находится под чьей-то властью. Там же, где закон - владыка над правителями, а они - его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, которые только могут даровать государствам боги'".

Античное общество прошло большой путь по укреплению правовой и гражданской культуры. Афины посредством законов строили демократию, Спарта посредством законов (Ликург) успешно ей препятствовала.' В целом до построения правового государства в этом обществе оставалось очень далеко, потому что правосознание опиралось не на понятие индивидуальной свободы и плюрализм социальных институтов, а в большей мере на модернизационный процесс, который необходимо было направлять и держать в руках, и на потребность управления завоеванными народами. Именно поэтому расцвет правосознания (римское право) пришелся на эпоху, когда демократическая идея уже закатилась. Сменившая ее имперская идея Рима, а позже - идея княжеской власти в средневековье уже не имела ничего общего с правовой государственностью. Однако именно в средневековье появилась важная-предпосылка правосознания - понятие божественного, священного закона, которая еще не сформировалась в античности и эллинизме. Эпоха Ренессанса развила личностный и антропоцентристский элементы средневекового сознания. Поэтому настоящий рост идей правовой государственности в Новое время начался на "богато удобренной почве" европейской культуры.

Полигоном для развития и воплощения в жизнь идей правовой государственности стала островная Англия, непрерывающиеся традиции представительства и парламентаризма в которой (с XII в.) как ничто другое способствовали усилению значения права в обществе. Д. Локку принадлежит идея разделения властей с целью ограничения произвола государственной власти. В его учении государственная власть стала определяться целью защиты индивидуальных прав и свобод личности, а право - понятием ограничения, а не распоряжения (разрешено все, что не запрещено законом).

Впрочем, не меньшее значение имели процессы, происходящие на континенте, ибо именно там определялся характер общей динамики Европы. В XVII-XVIII вв. в монархических государствах Европы был последовательно проведен -принцип абсолютной власти. Это было связано с тем. что в то время происходил процесс формирования государств-наций. Государство является высшим выражением единства нации и единственным условием выживания в кругу агрессивных и сильных соседей. Специфику монолитных и мощных абсолютистских государств чутко уловил Гоббс. Однако вместе с расцветом абсолютистских государств, обусловленным ослаблением прочности средневекового сословного общества (первое сословие теряет свою независимость и образует слой служилого дворянства), созревают предпосылки его упадка. В XVIII в. на арену политического действия постепенно выдвинулось третье сословие, которое заявило о себе со всей решительностью в Великой французской революции 1789 г. Сложилась совершенно новая расстановка социальных сил. при которой разрушается иерархическая субординация сословного общества и все члены и слои общества оказываются способны отстаивать свои интересы, претендуют на представительство своих интересов в системе государственной власти.

Лозунги "свободы, равенства и братства", которые поднялись на знаменах парижских баррикад, были подготовлены всей идеологией французского Просвещения. Идеи Монтескье, исследовавшего возможности развития законности в обществе и ограничения всевластия государства, Руссо, разрабатывавшего концепцию естественных прав личности и модель народного суверенитета, Вольтера и Дидро, много сделавших для развития чувства свободы и независимости у своих сограждан, явились прелюдией к обоснованию принципов, определивших содержание "Деклар.щии о правых гражданина и человека" 17S9 г. и французской конституции 1791 г. И хотя этим идеям не суждено было реализоваться в революционной практике якобинцев, их движение, подхваченное американскими просветителями - отцами Конституции США, политически воплотившими идеал свободы и неотъемлемых прав личности в государстве (Конституция 1787 г.), немецкими философами (Кант, Фихте, Гегель), поднявшими на небывалую высоту идею верховенства права и его понимание как "осуществления свободы", свидетельствовало о начале нового исторического процесса.

Важнейшим признаком этого процесса - процесса развития правового государства - стало становление гражданского общества, т.е. автономной сферы социальных и политических отношений, свободных от вмешательства государства извне. Конечно, автономность этих сфер жизни, не входящих, используя слова Гоббса, в "тело" государства, завоевывалась жестокой политической борьбой с абсолютизмом, одним из выражений которой были бесконечные революции XIX в. Однако гораздо большее значение, чем политическая борьба, имело развитие института частной собственности и капиталистических рыночных отношений. Обеспечив достаточную защиту и безопасность основы своей свободы и влияния - собственности, третье сословие наметило границу, через которую государство не должно было переступать и которая обозначила неустранимую линию между государством и гражданским обществом.

Усиление влияния гражданского общества на государственную власть составило суть процесса становления гражданского общества. Важнейшие вехи этого процесса - формирование представительных органов государственной власти, носивших первоначально подчиненный характер и не выходящих за рамки законодательных функций, учреждение и расширение избирательного права, направляющего процесс демократизации общества, а также формирование политических партий - посредников между гражданским обществом и государством.

Ко второй половине XIX в. идея правового государства, получившая основательную разработку в немецком идеализме, превратилась в реальный политический идеал, который стал определять политические платформы целых политических партий и движений, занял важное место в концепциях ученых-правоведов. В политической сфере идея правового государства составила центр противостояния течений либерализма и этатизма, либерализма и консерватизма. Либеральное движение (А. Смит, А. де Токвиль, И. Бентам, Дж. С. Милль, Т. X. Грин, Л. Хобхауз, Б. Бозанкети и др.), опиравшееся на самостоятельную инициативную буржуазию, с самого начала отстаивало программные тезисы равенства всех перед законами, верховенства прав и свобод личности, терпимости, конституционного ограничения политической власти, разделения властей, невмешательства государства в частную сферу, развитие частной собственности и свободной конкуренции (принцип laissez faire). С этой точки зрения роль государства сводилась к минимальному вмешательству в общественную жизнь, к функции "ночного сторожа". Задача государства - не регулирование общественной жизни, а защита прав и свобод как отдельного человека, так и общества. Либерализм, как правило, выступал против революции - за власть закона и постепенность эволюций. Однако именно он послужил в XIX в. двигателем прогрессивной демократической культуры, преодолевшей сопротивление консерватизма культуры традиционной. Преимущественно из среды либералов вышли интеллектуалы, обеспечившие культурную и теоретическую поддержку процессу становления правового государства, да и в политической сфере наиболее последовательно к началу XX в. были обеспечены цели именно этого, а не какого-либо другого политического движения.

Именно в либеральной традиции правовой мысли получила дальнейшую разработку идея правового государства. Свое, быть может, наиболее полное выражение она обрела в теории самоограничения государства правом немецкого правоведа Г. Еллинека, согласно которой государство внутри предоставляет гражданам индивидуальные права против самого себя, а вовне - обязуется соблюдать международное право. Государство, отмечал французский правовед Л. Дюги, "есть не что иное, как сила, отданная на служение праву". К сторонникам идеи правового государства следует отнести еще одного известного немецкого правоведа XIX в. Р. Иеринга. Необходимость признания государственной властью издаваемых ею норм и для самой себя он определил понятием "правовое состояние". Близкая этой точка зрения отстаивается в социологической школе права, где право рассматривается как самостоятельное общественное явление, существующее вне прямой зависимости от жизни государства. Наконец, и в основе исторической школы права, настаивающей на происхождении права из культуры и обычаев народа, лежит все та же идея верховенства и естественности права перед обусловленным ими возникающим лишь на его основе государством. Она составляет суть концепции правового государства.

Значительный вклад в теорию естественного права, присутствующего в том или ином виде в любой концепции правового государства, внесли русские мыслители-правоведы. До второй половины XIX в. процесс становления правового государства в России, начиная со второй половины XVIII в., следовал с некоторым опозданием теми же этапами, что и в Европе, с той лишь разницей, что он был результатом подражающей модернизации "сверху" и поэтому частично осуществлялся лишь институционально, не сопровождаясь существенным изменением правовой культуры. Никому другому, как Александру II принадлежат слова: "Я готов дать гражданам Конституцию, но где граждане?"

Вклад российских ученых в развитие идеи правового государства имеет самостоятельное научное значение. В конце XIX в. необходимость строительства правового государства стала особенно остро ощущаться в российском обществе, что вызвало к жизни творчество множества правоведов-юристов и философов, таких, как Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, В.М. Гессен, Б.А. Кистяковский, И.А. Покровский, И.В. Михайловский, Л.И. Петражицкий, B.C. Соловьев, Е.Н. Трубецкой, С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, Г.Ф. Шершеневич и др. В их трудах речь шла о подходе к праву на основе общечеловеческих ценностей, выработанных цивилизацией, базируясь на которых возможно создание действенного социального идеала. Российским правоведам наиболее свойственно было представление об этической природе права: "Требуется, - писал П.И. Новгородцев, - именно возрождение естественного права с его априорной методой, с идеальными стремлениями, с признанием самостоятельного значения за нравственным началом и нормативным рассмотрением"^. Эта позиция находила выражение в самых различных методических подходах: понимания права как общественного идеала (Е.Н. Трубецкой), как социальной защиты (С.А. Муромцев, социологическая школа), как обобщение социального опыта и институционального разграничения интересов (Н.М. Коркунов, позитивизм), как институциональное оформление нравственного сознания общества (Л.И. Петражицкий, психологическая школа), как порядок социальных отношений (Б.А. Кистяковский) и т.д. "Всякий новоиздающийся закон в современном конституционном государстве, - писал Б.А. Кистяковский, - является компромиссом, выработанным различными партиями, выражающими требование тех групп, представителями которых они являются. Само современное государство основано на компромиссе, а конституция каждого отдельного государства есть компромисс, примеряющий различные стремления наиболее влиятельных социальных групп в данном государстве"^. Правовое государство есть функция от определенной расстановки социальных сил в государстве, именно такой расстановки, где невелико социальное расслоение и наиболее могуществен "средний класс", состоящий из мелкой буржуазии, интеллигенции и квалифицированных рабочих.

В учениях российских и европейских либералов во всем многообразии аспектов была представлена главная истина, обусловившая появление концепции правового государства: государство как тип общества перестало быть исключительной формой общности, оно уступило место, подчас подчиненное, множеству других форм общности, типу гражданского общества (civil society). В этом новом обществе государство является лишь элементом, гармонизирующим и обеспечивающим бесперебойное функционирование других элементов, соединенных в единое целое системой правоотношений.

В указанном русле - поиска места, принадлежащего государству в системе современной общественной жизни, - происходит дальнейшее развитие идеи правового государства. К началу XX в. основные принципы юридической концепции правового государства в ведущих западноевропейских государствах были воплощены в жизнь: введенное в 1918 г. в Англии всеобщее избирательное право, эффективно функционирующая в США система разделения властей стали общепризнанными моделями для построения современного демократического правового государства. Учение о правовом государстве перестало быть сферой новых значимых открытий, превратилось в отрасль повседневной теоретической и практической разработки, в школьную дисциплину. Основное место в дальнейшем развитии этого учения заняла систематизация его аспектов. Так, немецкий политолог А. Альбрехт выделяет следующие основные положения теории правового государства: 1) конституционализм требует, чтобы деятельность государства регулировалась правовыми нормами, зафиксированными в конституции; 2) плюрализм структуры политического сообщества обеспечивает положение, при котором участие в политике множества Конфликтующих и взаимодействующих сил оказывает сдерживающее влияние на государство; 3) государственная монополия на верховную власть в политическом сообществе исключает вмешательство каких-либо особых интересов в формирование государственной воли; 4) институционализированная обратная связь государства с общественным мнением обеспечивает контроль общества над государственным аппаратом; 5) процессуальная, формальная и материальная рационализация государства призвана гарантировать соблюдение государством права и закона; 6) защита интересов перед государственной властью предполагает судебный контроль над деятельностью государства.

Учение о правовом государстве в российской политической мысли имеет свою специфику. Так, Л.Б. Тиунова выделяет следующие предпосылки формирования правового государства: 1) относительно высокий уровень материального обеспечения населения, сказывающийся на социальной атмосфере, психологии и структуре общества; 2) достаточно высокий уровень культуры, особенно политической; 3) многообразная и устойчивая стратификация обществу, обеспечивающая социальный консенсус в обществе и препятствующая усилению внутренней конфронтации; 4) политический плюрализм при господстве демократических ценностей; 5) разрешение национального вопроса, без чего, как показывает опыт стран СНГ и России, государство может оказаться погруженным в пучину вооруженных межэтнических конфликтов; 6) деидеологизация оощества и государства - проблема российской традиции, следуя которой государство являлось носителем мощной национальной идеологии, а общество всегда было бескомпромиссно расколото на классы.

Каждая из современных разработок теории "чистого" правового государства, как правило, отталкивается от узкоправового подхода к проблеме, от юридического значения термина, следуя тем самым либеральной традиции. Между тем развитие идей и опыт построения правовой государственности в XX в. переживали дальнейшую эволюцию, значительно расширяя рамки первоначальной проблематики. Ведь понятие "справедливость" - основа идеи правовой государственности - подразумевает не только формальное равенство перед законом, но и реальное равноправие, отсутствие ущемления прав граждан и социальных слоев в государстве. На смену либеральной идее формального правового государства, направлявшей исторический процесс в XIX в., пришли попытки наполнить это понятие реальным содержанием.

Первое направление поиска двигалось в русле исходящей из недр рабочего движения социалистической и коммунистической идеи. Общество, на службу которому было поставлено государство, мыслилось самостоятельным целостным началом, способным в идеале вообще обходиться без государства и правового принуждения. В нем должны быть достигнуты реальные, а не формальные равенство. справедливость и свобода. Формальное правовое государство является лишь средством закрепления реального неравенства и должно быть само уничтожено насильственным путем - государством в форме диктатуры пролетариата.

Подобная радикально антигосударственная позиция (более радикальна и последовательна лишь позиция анархизма) в начале XX в. была постепенно пересмотрена, как только начали воплощаться реальные плоды построения правового государства в Европе и обнажились негативные грани становления модели социума в России. Социал-демократическое движение, вобравшее в себя идею правового государства, подключилось к дальнейшему строительству правовой государственности. С ним, а также с профсоюзным движением связано завоевание личностью таких прав, как право на труд, на социальное страхование и т.д., рассматривавшихся в качестве шага по пути к социальной справедливости, к социальному государству. Правовое государство - это государство, не просто обеспечивающее правопорядок любыми средствами, но гарантирующее сприасдливый правопорядок, в котором "свободное развитие каждого было бы условием свободного развития всех". Социальным последствием такой политики стало требование постепенного выравнивания социального положения граждан, создания и опоры на "средний класс", даже если проведение такой политики требует гораздо большего социального и экономического вмешательства государства, чем это предполагалось либеральной доктриной. Наиболее ярким концептуальным выражением данной линии стала доктрина "государства общественного благосостояния", получившая развитие в Европе второй половины XX в.

Стремлением к наполнению концепции правового государства реальным содержанием была охвачена и противоположная социал-демократическая линия консервативного лагеря. Исходя из неправового характера социальных революций, несправедливой природы радикальной модернизации и разрушения традиционных устоев, в недрах консервативной мысли вызревал идеал цельной, органической социальной жизни. Обосновывая этот идеал в работе "Общность и общество", Э. Теннис раскрыл богатое внутреннее содержание социальных связей в традиционных общностях, одним из которых являлось государство - колыбель нации. И хотя это содержание противопоставлялось формально правовому содержанию современного общества, несомненно, что и в его основе лежали ценности справедливости, солидарности, согласия, которые должны стать содержанием истинно правовой государственности.

И социалистическая и консервативная концепции государства в каком-то смысле противопоставлялись либеральной концепции правового государства. Однако в них ни в коем случае не шла речь об абсолютизме или неправовом обществе. Они пытались компенсировать "неправовые" стороны, упущения концепции правовой государственности. Вместе с тем эти доктрины были реакцией на стремительную модернизацию социальных отношений в правоотношения, по необходимости упускающей многое позитивное, что было наработано предшествующим опытом, и во многом не реализующее надежды социальных низов. Одно направление этой реакции - требование ускорить движения в лучшее будущее, другое - вернуться в лучшее прошлое. И по-видимому, данная реакция была столь сильной, что история дала шанс реализоваться обеим альтернативам, хотя, как всегда, в своем иррационально крайнем выражении. Речь идет о социализме в России и национал-социализме в Германии, в странах, ставших жертвами своей стремительной модернизации. Оба направления отталкивались от принципиального отвержени^ правовых ценностей. Издержки социальной критики, в которые вылились обе эти концепции, стали возможны только благодаря отсутствию правовых, формальных гарантий, характеризующих правовое государство. Они показали, что альтернатив процессу строительства правового государства нет. Вместе с тем идеи и ценности, составлявшие содержание социал-демократического и национально окрашенного консервативного направления, будучи встроены в политику правового государства, значительно обогащают его идею и политическую жизнь, составляют специфику и особенности процесса становления правового государства в любой современной стране. Движение этим курсом предусматривает общий для любого государства путь и идеал. Однако успех его не достигается копированием готовых образцов, в каждом государстве оно вызревает из собственных потребностей и осуществляется своим путем. Безальтернативность и единственность этого пути объясняются тем, что правовое государство является не просто удачной моделью или навязанной идеологией, а тем, что оно давно уже стало принципом культуры и структуры современного общества.




Литература - Общие темы - Общая теория государства и права