On-Line Библиотека www.XServer.ru - учебники, книги, статьи, документация, нормативная литература.
       Главная         В избранное         Контакты        Карта сайта   
    Навигация XServer.ru








 

3. Развитие и формирование одаренности в процессе обучения, воспитания и общения

Однако как можно выявить одаренность человека, а выявив, развить? Этот вопрос стоит и перед школой, и перед семьей, и задача эта не представляется никому легко решаемой. Но гораздо чаще, когда разговор заходит о одаренностях, родителей тревожит не столько вопрос о том, как развить выдающиеся дарования их детей, сколько - как способствовать развитию одаренностей, необходимых им в учебной деятельности, как обнаружить, какими способностями обладает, а какими - не обладает ребенок, как сформировать одаренность, которьгх недостает для успешного овладения профессией, специальностью, учебным предметом.

Трудоспособность. Исследования психологов показали, что предпосылкой и результатом творческой деятельности одаренных детей является настойчивая, неуемная склонность к напряженной умственной деятельности. Прежде всего этим - хотя, разумеется, и не только этим - отличаются они от остальных детей. Очевидно, уместно будет сделать такое предположение: а не является ли, в свою очередь, отсутствие трудолюбия серьезным фактором, препятствующим развитию одаренностей у тех детей, которые кажутся окружающим, да и им самим бесталанными? Не следует ли трудоспособность рассматривать в общем ряду человеческих одаренностей и даже во главе всего ряда? Педагогический опыт подтверждает правильность этой гипотезы.

Позвольте, могут возразить нам, а разве мало примеров того, что способные дети учатся легко, что они и уроков не делают, пользуясь тем, что память им сохраняет точно и прочно все, что излагается учителем во время объяснения. Спору нет, но конечным критерием здесь должны быть не легко полученные пятерки, а глубокие знания и умения и, главное, психологическая готовность к труду, которую не обеспечивает такого рода умение. Ребенок, привыкнув к мысли, что ему все дается легко, не знающий, что такое усидчивость, трудолюбие, прилежание, рано или поздно вынужден будет столкнуться с делом, которое от него потребует большого и напряженного труда, и здесь-то и выяснится, что ему не хватает главного - трудоспособности.

Трудоспособность не заменяет всех других способностей, а соседствует с ними. Но даже в том случае, когда все остальные способности, кроме нее, оказываются первоначально невыраженными (это бывает в общем довольно редко), то и тогда конечные результаты трудовой деятельности могут быть поразительными. Антон Семенович Макаренко, рассказывая в «Педагогической поэме» о подготовке колонистов к поступлению на рабфак, следующим образом характеризует решающую роль трудоспособности:

«Особенно поражал нас учебной страстью Бурун. В редких случаях его нужно было поощрять. С молчаливым упорством он осиливал не только премудрости арифметики и грамматики, но и свои сравнительно слабые способности. Самый несложный пустяк, грамматическое правило, отдельный тип арифметической задачи он преодолевал с большим напряжением, надувался, пыхтел, но никогда не злился и не сомневался в успехе. Он обладал замечательно счастливым заблуждением: он был глубоко уверен, что наука на самом деле такая трудная и головоломная вещь, что без чрезмерных усилий ее одолеть невозможно. Самым чудесным образом он отказывался замечать, что другим те же самые премудрости даются шутя, что Задоров не тратит на учебу ни одной лишней минуты сверх обычных школьных часов, что Карабанов даже и на уроках мечтает о вещах посторонних и переживает в своей душе какую-нибудь колонийскую мелочь, а не задачу или упражнение. И наконец, наступило такое время, когда Бурун оказался впереди товарищей, когда их талантливо схваченные огоньки знания сделались чересчур скромными по сравнению с солидной эрудицией Буруна».

Вот почему, говоря о развитии одаренностей, надо прежде всего сказать о борьбе с ленью, о формировании привычки к трудовым усилиям, о преодолении отвращения к систематическому и напряженному труду.

Лень - это отвратительная черта характера, свидетельство душевной дряблости и бессилия. У ленивого человека нет и не может быть оправданий, в том числе и наличием одаренности, которые приглушены и замаскированы ленью.

Бороться с ленью можно только одним способом -постепенно втягивая ребенка в трудовую деятельность, прививая ему привычку к труду, к трудовому усилию. Здесь не надо чересчур полагаться на разговоры и назидания. Гораздо важнее наладить контроль за выполнением учебного задания, режимом домашних занятий, способствовать созданию рабочей обстановки. Немалое значение имеет и личный пример. Родители, чьяяработа представляет собой образец гражданского отношения к труду, вызывает уважение окружающих, имеют моральное право предъявить высокие требования к учебной работе своих детей, и дети это право не могут не признать. Пусть, формируя у себя привычку к трудовым усилиям, ребенок вначале опирается на твердую волю и требовательность взрослого человека. Пройдет время, и опорой для него станет его собственная воля и убежденность.

Можно с уверенностью сказать, что человек, сформировавший у себя замечательное качество - трудоспособность, имеет явное преимущество перед любым другим человеком, лишенным этого качества, коль скоро речь идет не о мимолетных удачах, а о дальней перспективе его деятельности и трудовых успехов.

...плюс интерес. Другой существенно важный фактор развития одаренностей ребенка- устойчивые, специальные интересы. Специальные, подчеркиваем мы, потому что говорить об интересах «вообще» как факторе одаренностей, само собой, нет смысла, так как нет ребенка, у которого не было бы самых разнообразных интересов: к приключенческим повестям и кинофильмам, футболу, почтовым маркам, голубям и т. п.

Специальные интересы в данном случче-это интересы к содержанию какой-то области человеческой жизни и деятельности, которые перерастают в склонность профессионально заниматься этим делом деятельности. Познавательный интерес здесь неприметно превращается в действенное овладение приемами и способами деятельности. Это перерастание интереса в действие можно отчетливо увидеть в автобиографическом рассказе изобретателя В. А. Дегтярева: «За зиму я научился бойко читать, писать и считать, а лето опять проводил в саду и в дедушкиной кузне... Как-то в воскресенье отец повел меня в город и там, у дома одного купца, мы увидели фонтан. Всю дорогу я приставал к отцу с вопросами: откуда берется вода, почему она идет вверх, что ее разбрызгивает? Отец подробно объяснил мне устройство фонтана.

Не говоря никому ни слова, я притащил со свалки несколько старых водопроводных труб, стал их подгонять друг к другу, свинчивать, прилаживать...

Вскоре на той же свалке я отыскал мятый заржавленный бак. Взгромоздив его на крышу, скрепив кран проволокой с трубой и прочно примазав замазкой, я распорядился: - Ну ребята, таскайте воду!

Скоро бак до краев был наполнен водой. Я торжественно открыл кран. Все застыли, пораженные неожиданным зрелищем: из трубы высокой струей била вода.

- Стой, ребята! - закричал я, опомнившись. -Это-не то, надо, чтоб вода разбрызгивалась!

Ребята неохотно разошлись, а я заперся в дедовской кузне и стал мастерить из жести высокий конус. Приладив его к трубе, возвышавшейся над клумбой, я положил в него мячик.

Вечером, когда пришел отец и собрались соседские ребятишки, над клумбой взвился бисерный столб воды.

Мальчишки от удивления открыли рты, а отец осмотрел устройство фонтана и в награду дал мне двугривенный на пряники.

Взволнованный похвалами и наградой отца, я убежал в кузню, залез на верстак, где была моя постель, и уснул счастливый.

Двадцать копеек сулили много радостей. Можно было купить на эти деньги бабки... Но меня уже давно манила к себе книжная лавка... Скромные брошюрки по механике влекли меня к себе. Через день я оказался обладателем нескольких таких книжечек».

Подмечено, что пробуждение интереса к той или иной трудовой или учебной деятельности тесно связано с пробуждением одаренностей к ней и служит признаком и отправной точкой для их развития. Наши желания, по словам Гёте, предчувствие скрытых в нас одаренностей, предвестники того, что мы в состоянии будем совершить. Всегда ли мы понимаем, что упрочившиеся интересы ребенка -это лакмусовая бумажка его способностей? К сожалению, чаще их не замечают, безучастно проходят мимо.

К счастью, бывает и по-другому. Психолог В. Е. Сыркина рассказывает о родителях, которые сумели сформировать одаренность сына, сознательно поощряя его интересы. Мать Славы не огорчилась тем, что ее мальчик всем играм предпочитал игру в «войну», предводительствуя во всех «сражениях», и был «комендантом» всех снежных крепостей во дворе. Не смущало ее и то, что «командиру» не раз ставили снежком «фонарь» под глазом, что комната загромождалась «оружием» и «амуницией», что мальчик самозабвенно играл вырезанными из картона солдатиками. Когда Слава подрос, она постепенно подобрала для него библиотечку книг по военной тематике, познакомила с биографиями выдающихся полководцев, рассказала, как готовился Суворов к своей военной профессии. Она поощряла занятия спортом и всегда была согласна с сыном в том, что старое пальто еще можно носить, а вот лыжи нужно купить обязательно... Слава пошел в военное училище и закончил его с отличием.

Итак, устойчивый интерес, склонность к деятельности, проявленная ребенком, являются сигналом, который должен заставить окружающих, и в первую очередь родителей, насторожиться: не дают ли себя знать зарождающиеся одаренность?

Но вот беда! У подростка эти интересы нередко приобретают характер увлечений, кратковременных, хотя и страстных.

Интересы к различным занятиям и наукам, вспыхивающие и угасающие в подростковом и юношеском возрасте, обеспечивают молодежи интенсивный поиск призвания и помогают проявлять одаренность. Задача взрослых при этом не в том, конечно, чтобы заставлять юношу заниматься только тем делом, которое его первоначально заинтересовало, а в том, чтобы углублять и расширять его интересы, делать их действенными, превращать в стремление и склонность заниматься областью деятельности, ставшей центром интересов.

Конечно, лучше, когда школьник очень рано обнаруживает при посредстве и помощи взрослых устойчивые специальные интересы и развивает соответствующие одаренность, позволяющие ему безошибочно определить свое призвание. Но это бывает, как известно, далеко не со всяким молодым человеком. Быть может, мы выскажем здесь мысль, которая вызовет у некоторых педагогов возражения. Однако, нам кажется, пусть уж выпускник уйдет из школы без стойко выраженного интереса к какой-то профессии (речь здесь идет об интересе, а не о необходимых для вступления в жизнь знаниях и психологической готовности к труду), чем неверно и скоропалительно его определит и в дальнейшем будет «вековать» в положении «неуместного» врача или юриста.

Экзаменами на аттестат о среднем образовании завершается школьное обучение, но не завершается развитие интересов и одаренностей молодого человека. Существующая у нас система заочного и вечернего образования, широчайшие возможности для самообразования (библиотеки, лектории, кружки при Домах культуры и т. д.) позволяют надеяться на успешное развитие интересов и дарований молодого человека, каков бы ни был род его занятий по окончании школы.

Это зависит от семьи. Вспоминается рассказ товарища студенческих лет. «Писателем я не стал по чистой случайности, - улыбаясь, говорил он. - Было мне тогда лет четырнадцать, и я писал приключенческий роман. Писал тайно. Писал с упоением. Исписанные листки засовывал в третий том энциклопедии. Мама у меня была человеком очень аккуратным, и порядок у нас в доме был образцовый. Очевидно, ей бросилась в глаза неестественная пухлость книжки, и моя тайна была раскрыта. И вот через несколько дней она положила передо мной большую конторскую книгу с пронумерованными листами. «Будешь писать каждый вечер две страницы. После уроков я буду проверять». И она что-то еще говорила. По всей вероятности, о том, что одаренности могут развиваться только в результате систематиччского труда, что терпение и труд все перетрут и другие полезные для меня истины. Несколько дней под ее наблюдением я переписывал с листков, извлеченных из тайника, начало романа. Но после дело застопорилось. Сюжет повествования, его герои как-то померкли и не волновали меня больше».

Эта невеселая история рассказана не потому, что автор верит в большую литературную одаренность своего приятеля. Вполне вероятно, что он ничем не обогатил бы родную литературу. Но несомненно одно - неразумное, навязчивое вмешательство в творчество подростка, бестактный контроль и командование стали препятствием на пути развития одаренностей.

Трудно сказать, что приносит больший вред - неумеренный восторг по случаю выявления талантов у ребенка, желание поторопить, форсировать получение каких-либо вещественных доказательств его незаурядности или неверие в его силы, безразличное, порой пренебрежительное отношение к его успехам и интересам.

...Девочка любила лепить. На столе перед зеркалом выстраивались забавные фигурки из пластилина: покачивался в кресле Хлестаков, рядом, заложив руки за спину и выпятив чугунной тяжести живот, стоял Собакевич, горевала Золушка, служили, поднявшись на задние лапы, собачки. На столе уже почти не оставалось места. И вот однажды, вернувшись из школы, девочка заметила, что в комнате что-то изменилось. Сначала она не могла понять, что. И вдруг увидела: ни Собакевича, ни Хлестакова, ни Золушки не было. Вместо веселых фигурок перед зеркалом красовался новый зеленого стекла туалетный прибор. А в углу на книжной полке лежал бесформенный ком разноцветного пластилина - все, что осталось от ее маленьких друзей. Девочка проплакала весь вечер. Потом пришел отец... Мать, уже пожалевшая о своем опрометчивом поступке, рассказала отцу о происшедшем. Раскрывая газету, отец сказал довольно спокойно. «Не понимаю, что ты тревожишься. Пластилин-то остался, слепит новые».

Об этом происшествии рассказала учительница. Неизвестно, как дальше сложилась судьба способной девочки. Но тогда на вопрос: «Продолжает ли девочка лепку?»-учительница ответила отрицательно.

Увидеть зарождающиеся одаренность ребенка, тактично и разумно помочь ему в их развитии, создать условия для творчества, проявив изобретательность, а порой настойчивость, - вот прямой долг родителей.

...Когда у юноши выявился заметный интерес к химии, родители серьезно задумались. Как на беду, в семье специалистов-химиков не было и отвечать на бесчисленные вопросы, которые ежедневно возникали у сына, никто не мог. Конечно, есть преподавательница химии в школе, в городе - библиотека. Можно было просто махнуть рукой на возникший интерес - авось сам найдет для себя нужный выход. Но родители рассудили иначе. На книжную полку сына было поставлено несколько новых книг по химии. Мать вспомнила, что знакомый ее мужа работает в области органической химии, и через неделю паренек познакомился с человеком, влюбленным в древнейшую на земле науку. Мальчик еще не кончил школу, но уже с помощью своего друга не раз побывал в заводской лаборатории, и книг специального характера им было прочитано не меньше, а может быть, больше, чем прочитывает их студент-химик второго курса. В общем, семья сделала все от нее зависящее, чтобы поддержать увлечение сына. Не приходится поэтому удивляться, что в настоящее время он работает в одном из научно-исследовательских институтов, разрабатывающем актуальные проблемы современной химии. Интересная деталь. Юноша, о котором шла речь, свое увлечение химией начал с того, что заинтересовался занимательно написанным рассказом о судьбе средневекового теолога и философа Альберта фон Больштедт, известного под именем Альберта Великого, который впервые в истории выделил и описал мышьяк и открыл сульфиды (сернистые металлы). Фантазия, разбуженная увлекательным рассказом, явилась мощным катализатором процесса развития интересов и одаренностей.

Трудно переоценить роль фантазии или воображения в формировании одаренностей к любой деятельности, будь то литературное творчество, изобразительное искусство, химия или история. Мечта - необходимое условие претворения в жизнь творческих сил человека. Полет фантазии опережает медленную поступь реальных событий, яркими красками расцвечивает и делает живыми даже самые сухие абстракции.

Развитие воображения служит предпосылкой формирования многих одаренностей. Так, привычка странствовать по карте и представлять в своем воображении разные места помогает правильно увидеть их в действительности. Предварительное ознакомление с местностью по карте дает возможность увидеть ее с большей зоркостью. Об этом хорошо пишет в «Золотой розе» К. Паустовский: «Еще в детстве у меня появилось пристрастие к географическим картам. Я мог сидеть над ними по нескольку часов, как над увлекательной книгой.

Я изучал течения неведомых рек, прихотливые морские побережья, проникал в глубину тайги, где маленькими кружочками были отмечены безымянные фактории, повторяя, как стихи, звучные названия -Югорский Шар и Гебриды, Гвадаррама и Инвернесс, Онега и Кордильеры.

Постепенно все эти места оживали в моем воображении с такой ясностью, что, кажется, я мог бы написать вымышленные путевые дневники по разным материкам и странам».

Разумеется, такое воображаемое путешествие должно сопровождаться изучением соответствующей литературы и других материалов. К. Паустовский, прежде чем начать писать книгу о Кара-Бугазе и задолго до путешествия к этому удивительному заливу, в своем воображении странствовал по угрюмым берегам Каспийского моря и одновременно с этим читал Пржевальского и Анучина, Свена Гедина и Вамбери, Мак-Гахама и Грум-Гржимайло, дневники Шевченко на Мангышлаке, историю Хивы и Бухары, докладные записки лейтенанта Бутакова, труды путешественника Карелина, изыскания геологов и стихи арабских поэтов. Все это послужило материалом для его работы и оказалось причиной того, что на тех местах, где он вскоре стал жить и работать, как он сам отмечал, остался как бы легчайший след воображения, дополнительный цвет, дополнительный блеск, некая дымка, не позволяющая смотреть на них скучными глазами. Воображение нужно тренировать и развивать, как любую способность человека. Фантазия, наука, труд и творчество сливаются в один поток, несущий с собой неиссякаемые возможности развития таланта. И родителям нет оснований бояться бурного расцвета у подростков фантазии. Надо лишь, чтобы она всегда сохраняла соприкосновение с жизнью, оставалась «толчком к работе».

Дар природы? Или... Защитники идеи о врожденности одаренности иногда пытаются скрыться за утверждениями такого рода: дескать, трудно, да и нужно ли, различать одаренность и задатки. А так как задатки хотя бы частично признаются врожденными (если речь идет о некоторых их видах), то не проще ли согласиться с тем, что и одаренность тоже даны человеку от рождения. Такая простота - не на пользу дела!

Откуда же берется эта бездумная легкость в решении такого трудного вопроса? Педагогическая и психологическая безграмотность? Отчасти и она. Наивная убежденность, что никаких особыыызнаний в области воспитания и не требуется, - каким тяжелым грузом ошибок и просчетов ложилась и ложится она на судьбы людей! Поражает, как иные, в сущности очень скромные, люди, которые не позволяют себе судить о вещах. далеких от сферы их специальных знаний, легко «расправляются» со сложнейшими проблемами психологии и педагогики.

И все-таки ссылки на педагогическую и психологическую неграмотность или малограмотность не объясняют странной приверженности к версии о врожденности одаренностей. Уж очень упорно допускается именно эта ошибка.

Как можно предположить, нередко встречающееся утверждение о том, что умственные одаренность являются врожденными, служит своеобразной ширмой педагогической пассивности и беспомощности некоторых воспитателей. По существу, эта удобная психологическая «гипотеза» (одаренность -дар природы, и все тут!) освобождает от необходимости размышлять над причинами неуспеваемости того или иного ученика. Природа виновата, а она-де человеку неподвластна!

Исходя из подобных концепций (а это пусть ошибочная, пусть неверная, но все-таки концепция), взрослый человек направляет и регулирует поступки и действия ребенка, вмешивается в его дела и по-своему перекраивает его устремления.

«Ничего у тебя не получится, - говорит отец дочке после первого урока музыки. - У тебя нет одаренностей». Как может ему объяснить девочка, что если даже какие-то компоненты музыкальных одаренностей у нее пока еще отсутствуют (о чем, кстати, не возьмется судить после первого урока и специалист), то они могут быть развиты, компенсированы?

Известный советский писатель Виктор Кин оставил в своих «Записных книжках» замечательный, на наш взгляд, афоризм: «Человек средних способностей может сделать все». И правильно замечает комментатор трудов Кина, что это отнюдь не было апологией посредственности. Сам писатель «умел делать все»: «находить единственно точное слово, метко стрелять, с изумительным ювелирным мастерством строить модели бригов и каравелл, исполнять на губной гармонике сложные мелодии, находить нужные, остроумные аргументы в любом споре, плавать, рисовать, выполнять слесарные, токарные работы со сноровкой опытного мастера, вести себя уверенно и непринужденно в любом обществе при самых различных обстоятельствах, не теряя хладнокровия и чувства юмора». И пусть Кина никак нельзя назвать человеком средних одаренностей - это был несомненно талант, но его оптимистический подход к человеческим способностям вполне оправдан. Не сетовать на природу, не копаться в родословных, а активно действовать, творить, работать - вот путь, на котором любые средние способности позволят любому молодому человеку стать мастером своего жизненного дела, хозяином своей судьбы и будущего.

Еще раз напомним: всесторонне развивая одаренность ребенка, нельзя забывать главное. Одаренность не самоцель. Заботясь о развитии одаренностей ребенка, нельзя упускать из виду важнейшую среди них - способность при всех обстоятельствах быть человеком, личностью.

Назад       Главная       Вперёд