On-Line Библиотека www.XServer.ru - учебники, книги, статьи, документация, нормативная литература.
       Главная         В избранное         Контакты        Карта сайта   
    Навигация XServer.ru




Загрузка...




 

Региональные аспекты российской иммиграции

МАКАРОВА Людмила Вячеславовна
кандидат экономических наук. ведущий научный сотрудник
МОРОЗОВА Галина Федоровна
кандидат экономических наук. ведущий научный сотрудник
БОРЗУНОВА Татьяна Ивановна
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Авторы работают в Центре демографии Института социально-политических исследований РАН

Иммиграция для России - одна из составляющих внешней миграции страны на современном этапе. Само по себе это явление не ново и уходит корнями в глубокое прошлое (например, приток иностранцев в страну при Петре 1, Екатерине II). В конце XX столетия иммиграция в Россию происходит на фоне специфических условий. Так, если до 90-х годов приток иностранцев происходил только из стран так называемого старого зарубежья, то после распада СССР появляется новый мощный источник -бывшие союзные республики, ныне страны нового зарубежья. При этом иммигрантами стали наши бывшие соотечественники.

Исторически так сложилось, что периоды экономических и политических преобра­зований в России определяли структуру и масштабы иммиграции, численность им­мигрантов в стране могла колебаться от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч человек. Для иллюстрации приведем несколько примеров. В 1917 г. с принятием первого иммиграционного закона приток иностранцев в страну ограничился только политическими иммигрантами. В 20-е годы с введением НЭПа на промышленные предприятия приглашаются иностранные специалисты и рабочие. Только на Дальнем Востоке в этот период численность корейцев, китайцев, японцев достигала нескольких сот тысяч человек. А в 20-е-ЗО-е годы иммиграция в Советскую Россию фактически прекратилась.

С конца 60-х годов в Россию снова хлынул поток иностранной рабочей силы, особенно из Кореи, Вьетнама. Межправительственные соглашения в рамках СЭВ вызвали приток рабочих и специалистов также из стран Восточной Европы. Но уже с начала 80-х годов в политике России отмечается ориентация на "закрытость" общества, и новый закон о правовом положении иностранных граждан, принятый в 1981 г., приводит к существенному сокращению численности граждан из стран старого зарубежья.

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (код прос кта-97-03-04177).

Таблица I Иммиграция в Россию из стран нового зарубежья в 1992-1995 гг. {тыс. человек)

Регионы 1992 1993 1994 1995
Всего 925,7 922,9 1146,4 841,5

в том числе:

       

Средняя Азия

266.9

269.7

278,9

201,1

Закавказье

139,9

154,4

162.9

129,0

Казахстан

183,9

195,7

346.4

241,4

Прибалтика

67,1

59,6

46,1

27,6

Молдавия

32,3

19,4

21,4

18,7

Украина

199,4

189,4

247,3

188,4

Белоруссия

36,2

34,7

43,4

35,3

Конец 80-х-начало 90-х годов знаменуется новым бурным ростом иммиграции в России 11-41. К. прежнему потоку иммигрантов из стран старого зарубежья прибавился лавинообразный поток из нового зарубежья. По своим масштабам иммиграция из стран нового зарубежья стала ведущей и составила в 1995 г. 97% притока всех иностранцев в Россию против 92% в 1992 г. (таблица 1).

В период 1992-1995 гг. в Россию из бывших союзных республик прибыло 3,8 млн. человек, осталось в ней 2,4 млн. человек. Население РФ только за счет иммиграции из стран нового зарубежья увеличилось в 1992 г. на 356 тыс. человек, в 1993 г.- на 554 тыс. человек, в 1994 г.-на 915 тыс. человек, в 1995 г.-на 612 тыс. человек. При этом каждый второй иммигрант прибыл из Средней Азии и Казахстана, каждый пятый- с Украины, каждый шестой- из Закавказья, каждый двадцатый- из При­балтики.

Следует подчеркнуть, что этот обвальный приток иммигрантов в Россию происхо­дил в сложнейший период ее политического становления на фоне беспрецедентного общего кризиса, обострения этнических противоречий на многих участках российской границы.

Поскольку приток мигрантов из бывших союзных республик составляет основу иммиграции, определенный интерес вызывает анализ их национальной, территориаль­ной и возрастной структуры.

Этническая структура иммиграционного потока за этот период характеризуется снижением из года в год удельного веса его доминанты - собственно русского населения, тем не менее доля русских сохраняется на уровне 2/3 от общего притока в целом: в 1992 г.- 66,1%, в 1995 г.- 60,7% (таблица 2).

За эти годы произошли изменения в мощности потоков русского населения из двух основных регионов бывшего Союза- Средней Азии и Казахстана. Если в 1992-1993 гг. несколько превалировал приток русских в Россию из Средней Азии по срав­нению с Казахстаном (374 тыс. против 277 тыс. человек), то в следующие два года, то есть в 1994-1995 гг., приток русских из Средней Азии сократился на 15% и составил 320 тыс. человек, в то время как из Казахстана возрос почти на 160% и составил 437 тыс. человек. Казахстан является регионом с повышенной, относительно других территорий, долей (около 75%) русского населения в составе мигрантов. Еще выше эта доля (почти 80%) среди иммигрантов из государств Балтии.

Особенностью последних лет стало двукратное снижение удельного веса иммигра­ции русских в РФ из Закавказья (в 1992 г. - 54%, в 1995 г. - 27%).

Одновременно с русскими из бывших союзных республик в нашу страну иммигрируют представители других народов и этнических групп РФ. Их доля в течение последних лет не подвержена резким колебаниям, каждый 10-й иммигрант-этнический россиянин. Следует отметить, что несколько интенсивнее иммигрируют украинцы, которые составляют 12% мигрантов по прибытию в Россию.

Таблица 2 Этническая структура иммигрантов в РФ из нового зарубежья в 1992-1995 гг., %

Прибыяи из нового зарубежья РФ

1992

1993

1994

1995

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:

       

Русские

66,1

64,4

63,4

60,7

Другие народы и этнические группы РФ

9,0

9,8

9,4

9,6

Представители титульных национальностей республик:

       

Средней Азии

1,1

12

1,2

1,6

Закавказья

4,9

7,4

8,3

9,6

Прибалтики

0,3

0,3

0,2

0,2

Казахстана

0,9

0,7

0,8

1,0

Украины

11,0

11,0

11,6

11,8

Белоруссии

2,3

2,0

2,1

2,2

Молдавии

1,1

1,0

1,2

1,0

Без указания национальности

3,2

2,2

1,8

2,3

Итоги этнической иммиграции в РФ из стран нового зарубежья в 1992-1995 гг. вы­глядят следующим образом. Русские из нового зарубежья, преобладая в приросте на­селения, постепенно начинают уступать свои позиции. Если в 1992 г., "открывшем" иммиграцию из нового зарубежья, сальдо русских превысило общее сальдо обмена с бывшими союзными республиками, то уже в 1993 г. происходит сокращение доли русских, остающихся жить в России.

Другие коренные россияне также снижают интенсивность переселения в Россию. В 1993 г., без учета иммигрантов русской национальности, они в структуре сальдо пре­вышали половину, а в 1995 г. их стало менее 30%.

Украинцы и белорусы стали оказывать положительное влияние на прирост насе­ления России постепенно: первые - с 1993 г., вторые - с 1994 г. В 1995 г. среди обосно­вавшихся в РФ иммигрантов, также без учета русских, уже каждый четвертый был украинцем.

В последние годы нарастает иммиграция в Россию лиц титульных национальностей Закавказья. Это нарастание происходит стремительно. Еще до 1994 г. включительно, только по данным официальной статистики, они по своей активности уступали лишь россиянам (народам и этническим группам РФ). С 1995 г. выходцы из Закавказья за­хватили лидерство в процессе иммиграции в Россию из нового зарубежья, и составили в этнической структуре сальдо почти 36% против 26% украинцев и 28% россиян (без учета русских).

Распределение иммиграционного потока из стран нового зарубежья по экономиче­ским районам России в течение последних лет (статистические данные разрабаты­ваются, начиная с 1993 г.), показывает, что доля внешней миграции по прибытию заметно различается по районам вне зависимости от их географического положения. В 1993 г. наиболее предпочтительными для вселения иммигрантов являлись Центрально-Черноземный, Поволжский и Северо-Кавказский районы. В них доля внешней миграции по прибытию составляла около 30% и более. Но уже в 1994 г. Поволжский и Северо-Кавказский районы по данному показателю были оттеснены Западной Сибирью (31, 30 и 33% соответственно). Причиной резкой смены лидерства среди экономических районов РФ по притоку иммигрантов из стран нового зарубежья в 1994 г. стал удвоившийся, по сравнению с 1993 г., поток мигрантов из Казахстана. Если в 1993 г. в Западную Сибирь из сопредельного государства приехало 53 тыс. человек, то в 1994 г. почти 100 тыс. человек.

В то же время такие районы, как Волго-Вятский или Уральский, расположенные в европейской части России, относятся к числу наименее привлекательных для им­мигрантов нового зарубежья. Так, в 1993 и 1995 гг. доля внешней миграции по прибы­тию в них составляла 14-19%. В Волго-Вятском районе основная масса иммигрантов из нового зарубежья (43% в 1993 г. и 46% в 1995 г.) была представлена выходцами из Казахстана и Украины. В абсолютном выражении туда прибыло в 1993 г. около 12 тыс. человек, а в 1995 г. - на тысячу больше.

На Урал предпочитают в основном иммигрировать жители Казахстана, Узбекистана и Украины. При этом, если с Украины доля прибывающих достаточно стабильна в течение последних трех лет (каждый седьмой), то из Узбекистана и особенно из Казахстана она нарастает при одновременном падении абсолютного числа прибывших из этих бывших союзных республик.

Хотя для большинства районов РФ приток иммигрантов из нового зарубежья -факт неоспоримый, тем не менее некоторые районы в течение последних 3-х лет оставались донорами для ряда бывших союзных республик. К их числу относятся экстремальные территории России - Северный экономический район в европейской части страны и ее восточные регионы. Однако каждый последующий год происходило сокращение числа экономических районов России, отдающих население в страны нового зарубежья. И если в 1993 г. таких районов насчитывалось 6, то в 1994 г. их было уже 3, а в 1995 г. осталось только 2. Таким образом, из 11 экономических райо­нов России к началу 1996 г. 9 районов сформировались как территории иммиграции для населения стран нового зарубежья.

Возрастная структура иммигрантов из стран нового зарубежья, обосновавшихся в РФ за 1993-1995 гг., выглядит следующим образом: иммигранты трудоспособного возраста составляют 64%, моложе трудоспособного возраста - 24%, а старше - 13%, хотя для первоначально прибывающих из этих стран она характеризовалась более высокой долей трудоспособного населения (68%) и пониженной долей лиц как моложе, так и старше трудоспособного возраста (соответственно 20 и 12%) (табли­ца 3).

Анализ возрастной структуры иммигрантов и сравнение аналогичных показа­телей для прибывших иммигрантов и уже фактически оставшихся в России (по сальдо) свидетельствует, что для экономических районов, расположенных в европейской части страны, величина ее главной составляющей - доли трудоспо­собного населения - среди прибывших иммигрантов превышает данный показатель, рассчитанный для сальдо. Наиболее существенно это превышение в Северном (на 10 пунктов) и Северо-Западном (на 7 пунктов) экономических районах. В районах Сибири наблюдается обратное: доля закрепившихся на ее территории лиц трудо­способного возраста выше, чем среди прибывших иммигрантов. Особое положение занимает Дальневосточный экономический район, который за три последних года, получив в составе прибывших иммигрантов почти 73% трудоспособного населения, не только не сохранил его, но и лишился примерно 30% собственных трудовых ресурсов.

Другая составляющая возрастной структуры населения - молодежь, не достигшая трудоспособного возраста. Показатель ее доли в составе прибывших иммигрантов колеблется по экономическим районам в пределах 20-25%. В противоположность по­казателю доли трудоспособного населения, доля молодежи среди прибывших иммиг­рантов ниже, чем по показателю сальдо для европейской части России и соответст­венно выше для Сибири. На Дальнем Востоке среди прибывших иммигрантов каждый пятый был моложе трудоспособного возраста. Тем не менее, этот факт не сыграл положительной роли для района, ибо по показателю миграционного обмена с новым зарубежьем из данного региона выехало на 10 тыс. человек больше, чем прибыло туда иммигрантов моложе трудоспособного возраста.

Как позитив для молодежной иммиграции в Россию отметим, что несмотря на наименьшую привлекательность Волго-Вятского и Уральского экономических рай­онов в целом для иммигрантов из нового зарубежья, доля молодежи, как прибывающей, так и закрепляющейся на их территориях, наивысшая среди всех экономических районов России.

Лица старше трудоспособного возраста, прибывшие в Россию из стран нового за­рубежья в 1993-1995 гг., составляют в структуре иммигрантов в среднем примерно 10-13% (для сравнения: в эти же годы в возрастной структуре постоянного населения страны они составляли 20%). Доля среди прибывших иммигрантов старшего поколения в подавляющем большинстве экономических районов РФ в 2-3 раза уступает доле по прибытию молодежи. При сравнении показателей доли лиц старше трудоспособного возраста в прибытии иммигрантов и сальдо миграционного обмена с новым зарубежьем по каждому экономическому району видно, что это соотношение аналогично показателям для молодых иммигрантов, то есть показатели сальдо выше, чем по прибытию, особенно в Северном и Северо-Западном экономических районах. Специфика Дальневосточного экономического региона проявилась и в отношении иммиграции лиц старше трудоспособного возраста. Она заключается как в минимальной доле по прибытию этого контингента иммигрантов по сравнению с другими районами РФ, так и в том, что на фоне общего оттока с данной территории мигрантов в новое зарубежье, их численность увеличилась на Дальнем Востоке за последние три года на четверть.

Среди укоренившихся в России мигрантов из стран нового зарубежья в 1992-1995 гг. 26% составили беженцы. При этом их доля в составе мигрантов из Закавказья составляет 33%. Это самый высокий уровень по регионам бывшего Союза. Примерно одинаковы доли беженцев (около 20%) в составе прижившихся мигрантов, прибывших из Молдавии и Казахстана. Из Средней Азии беженцем оказался каждый 9-й. Доля беженцев в числе мигрантов из Прибалтики (по сальдо) не превышает 5%, а с Украины и Белоруссии - еще меньше.

Основные направления потоков беженцев из стран нового зарубежья в одних слу­чаях сопряжены с территориальной близостью, в других - нет. Так, из Казахстана самый мощный поток (30%) принимает сопредельная с ним Западная Сибирь. В другой экономический район России - Поволжье беженцы прибывают в основном из двух бывших союзных республик Средней Азии: Узбекистана и Таджикистана (по 25%). Беженцы из Туркмении, также как, впрочем, с Украины и Белоруссии (каждый 5-й, 3-й и 2-3-й соответственно) активнее всего прибывают на Урал, а беженцы из Киргизии - в Центральное Черноземье.

Разноплановость предпочтений в выборе места жительства характеризует бежен­цев. направляющихся в Россию из такого компактного региона, как Закавказье. В по­граничный с Закавказьем Северо-Кавказский экономический район России прибывает 2/5 всех беженцев из Грузии. Наибольший же поток беженцев из Азербайджана (25%) зафиксирован в Поволжском экономическом районе. А беженцы с территории Армении для жительства чаще всего выбирают Уральский район, о чем свидетельствует самая высокая среди остальных районов их доля (24%), зарегистрированных там Федеральной миграционной службой к началу 1996 года.

Необходимо подчеркнуть, что иммиграция из стран нового зарубежья имеет поло­жительные последствия, поскольку выполняет роль компенсатора естественной убыли населения России. В частности, в 1995 г. внешняя миграция из нового зарубежья, включая беженцев, в таких экономических районах РФ, как Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский и Дальневосточный, наполовину восполнила естественную убыль населения. В остальных экономических районах России роль внешней миграции в этом процессе оказалась еще более существенной. В 1,2-1,6 раза внешняя миграция компенсировала естественную убыль населения в Центрально-Черноземном, Уральском, Восточно-Сибирском и Поволжском экономических районах; в 2,2 раза - в Западно-Сибирском. Рекордное превышение внешней миграции под отрицательным естественным приростом в 1995 г. имело место на Северном Кавказе.

Приток населения из стран старого зарубежья, то есть из-за пределов бывшего СССР. по своим масштабам незначителен и составляет от 5% в 1992 г. до 3% в 1995 г. Однако на этот поток следует обратить особое внимание, так как по своей полити­ческой и социально-экономической значимости он не уступает основному потоку иммигрантов.

После разрушения тоталитарного режима и распада СССР геополитическое поло­жение России изменилось. Этот мощный фактор предопределил бурный рост иммиграции из стран старого зарубежья, которая имеет свои особенности. В Россию приезжают не высококвалифицированные специалисты, которые могли бы внести заметный вклад в развитие экономики, культуры, благосостояния страны, а, в основном, выходцы из бедных стран Азии и Африки. Это беженцы, лица без гражданства, нелегалы, трудовые мигранты (в большинстве своем низкоквалифици­рованные) и др. Приток иностранцев не уменьшается и по существу остается бесконтрольным.

В зависимости от цели, которую преследуют иммигранты в России, можно выде­лить три основных потока: экономические иммигранты, приехавшие в Россию на за­работки, в большинстве своем китайцы, вьетнамцы; беженцы и лица, ищущие убежи­ща в России, спасающиеся от войны и других стрессовых обстоятельств, в основном афганцы, жители многих стран Африки; транзитные мигранты, пытающиеся использовать открытость России для проникновения в развитые западные страны.

Оценки специалистов и статистический материал по иммиграции из стран старого зарубежья содержат разноречивые цифры. Официальные данные подтверждают, что масштабы притока иммигрантов из стран за пределами бывшего СССР незначи­тельны и имеют тенденцию к сокращению (таблица 4).

Таблица 4 Динамика иммиграционного притока в Россию за 1992-1995 гг.

Внешняя миграция

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

Прибыло всего, тыс. чел.

1011.3

979,3

1191,4

866,9

в том числе: из стран дальнего зарубежья, тыс. чел.

85,6

56,4

45,0

25,4

Доля миграции из стран дальнего зарубежья в общем объеме внешней миграции по прибытию, %

8,5

5,8

3,8

2,9

Таблица 5 Распределение потоков мигрантов из стран старого зарубежья по экономическим районам России

Экономические районы

Прибыт зарубе»

по из стран с кья (тыс. че

старого ловек)

Доля приб в общем ч

ЫВЦ1ИХ из старо исле прибывши

го зарубежья x в РФ, %

 

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

Россия, всего

56,4

45,0

25,4

100,0

100,0

100,0

Северный

3,2

1,1

0,5

5,6

2,4

1,9

Северо-Западный

4,6

4,1

2,5

8,2

9,1

9,9

Центральный

15,4

12,4

8,0

27,3

27,5

31,7

Волго-Вятский

1,1

3,0

0,6

2,0

6,6

2,5

Центрально-

2,5

3,9

1,2

4,4

8,7

4,8

Черноземный

           

Поволжский

5,8

3,7

1,3

10,2

8,1

5,2

Севере- Кавказский

5,9

4,7

1,7

10,5

10,4

6,7

Уральский

5,1

3.1

2,4

9,1

6,8

9,5

Западно-Сибирский

3,4

3,2

1,4

6,0

7,0

5,5

Восточно-Сибирский

3,1

1,8

1,0

5,5

3,8

4,1

Дальневосточный

5,2

3,5

4,4

9,1

7,8

17,3

Как свидетельствует статистика, те несколько десятков тысяч иностранцев, кото­рые прибыли из старого зарубежья, рассредоточены по регионам России крайне не­равномерно. Только половина из них проживает в Центральном и Дальневосточном экономических районах (в первом - 30%, во втором - 20%), другая половина рассеяна по остальным экономическим районам (таблица 5).

Однако эти данные явно не согласуются с фактическим положением дел. В част­ности, по данным ФМС России в стране проживает примерно 150-200 тыс. иммигран­тов из старого зарубежья [5]. По данным Министерства иностранных дел их чис­ленность составляет уже 300-400 тыс. человек [6], а по оценке Министерства внутрен­них дел - не менее 0,5 млн. человек, причем 180 тысяч иммигрантов - нелегалы [5].

Неполнота данных статистики и приблизительность экспертных оценок не позво­ляют осуществлять надлежащий учет и контроль иностранцев, проживающих в России, что несомненно обостряет проблему иммиграции.

Негативность этого явления обусловлена рядом моментов. Среди беженцев есть физически здоровые люди, которые не работают, а живут на средства международ­ных благотворительных организаций и занимаются деятельностью, не соответствую­щей законам страны. Основным занятием иностранцев, как правило, является торговля, которую они организуют с помощью местных криминогенных структур. Это не только усугубляет криминогенность обстановки в стране, но и вызывает негативное отношение к иностранцам, усиливает социальную напряженность.

Другой аспект - нелегальная рабочая сила. По мнению некоторых специалистов, минимальное количество нелегальных работников только в Москве на сегодняшний день - 100 тыс. человек [7]. Однако истинной цифры не знает никто. Среди них значительный процент составляют иммигранты из стран старого зарубежья. Совершенно очевидно, что нелегалы создают ряд неудобств: занимают рабочие места, воздей­ствуют на средний уровень оплаты труда, обостряют криминогенную обстановку, избегают санитарный контроль, являясь зачастую распространителями тяжелых заболеваний. В ближайшей перспективе снижение остроты проблемы иммиграции не предвидится. Этому препятствуют прозрачность границ, масштабы территории, не позволяющие создать надлежащий учет и контроль, отсутствие законов, контроли­рующих величину и качество иммиграционных потоков. Из сказанного следует, что в современной России иммиграция из стран старого зарубежья носит в основном негативный характер, и в ближайшее время изменение ситуации не ожидается.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Численность и социально-демографические характеристики русского населения в республиках бывшего СССР. Госкомстат Российской Федерации. М., 1994.

2. Численность и миграция населения Российской Федерации в 1993 г. (Статистический бюллетень). Гос­комстат России. М., 1994.

3. Численность и миграция населения Российской Федерации в 1994 г. (Статистический бюллетень). Гос­комстат России. М., 1995.

4. Численность и миграция населения Российской Федерации в 1995 г. (Статистический бюллетень). Гос­комстат России. М., 1996.

5. Архипов Ю. Беженцы из-за пределов бывшего СССР - новая проблема для России // Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты. Программа по исследованию миграции. Вып. 4. Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. М., 1994. С. 77-80.

6. Зайончковская Ж. Миграция в России после распада СССР // Население и общество. Информационный бюллетень Центра демографии и экологии человека. 1994. № I. С. 4.

7. Куранты. 1996. 19 сентября.




Литература - Общие темы - Миграция