On-Line Библиотека www.XServer.ru - учебники, книги, статьи, документация, нормативная литература.
       Главная         В избранное         Контакты        Карта сайта   
    Навигация XServer.ru






 

Система международных отношений в 1945-47 годах. Раскол Европы

Активность Рузвельта в деле строительства нового мирового порядка в 1944-1945 гг. подстегивала и его конкурентов. Госдепартамент в союзе с нью-йоркскими банкирами активно критиковал бреттон-вудский план. Критика сводилась к следующему: переходной период - очень длительный (пять лет); созданные институты не способны выполнять свои функции, так как в мировом обороте не хватает долларовой наличности; в жертву приносятся интересы американских деловых кругов; мнение теоретиков из казначейства, что Бреттон-вудская система позволит не расходовать после войны американские деньги на помощь - иллюзия; в угоду принципу многосторонности отсутствует надежный американский контроль над работой этих институтов.

В качестве альтернативы госдепартамент взял на вооружение план профессора Дж.Уильямса - вице-президента нью-йоркского Федерального резервного банка, который назывался "планом ключевой валюты". Его смысл заключался в том, чтобы финансово-экономическое взаимодействие с миром осуществлять в обход созданных бреттон-вудских институтов - через уже давно сформированные, хотя и ослабленные, британские финансовые институты, используя в качестве мировой валюты фунт стерлингов, которого в мире было более чем достаточно. Англия должна была стать своеобразным мостом между США и остальным миром или, иначе говоря, своеобразным Центробанком при США-гегемоне. Соответственно, эта схема предусматривала создание двусторонних отношений с Англией, ее первоочередное восстановление и финансовую активность для воссоздания того универсалистского и многостороннего мира, который существовал под британской эгидой во второй половине XIX - начале XX в. Но все это - под жестким контролем США. Возрожденный и широко распространенный английский фунт должен был оживить мировую торговлю. Конечно, существовали опасения, что Лондон не будет покорно выполнять волю Вашингтона в отношении формирования мирового экономического порядка. Поэтому администрация достаточно целенаправленно, но скрытно, проводила во время войны политику контроля за финансовым самочувствием Англии с тем, чтобы она вышла из войны не слишком сильной (дабы не конкурировать с США) и не слишком слабой (для выполнения своей роли по восстановлению Европы).

План предусматривал также ликвидацию всех видов торгового протекционизма через Всемирную торговую организацию (ВТО). Повысить частную инвестиционную активность предполагалось через введение золотого стандарта и снижение опасности мировой инфляции, которая неизбежно вытекала из деятельности МВФ (свободный кредит всем, кто его пожелает, даже неэффективным экономикам). Здесь главным кредитором должны были стать американские банки, и их первой практической мерой - предоставление Англии займа на восстановление .

Совершенно очевидно, что "план Уильямса" был антикейнсианским, направленным против того, чтобы переходной период к миру "открытых дверей" проходил через зону "национального капитализма". Он был нацелен на немедленное формирование "интернационального капитализма" на базе многосторонних отношений. Естественно, что этот план был неприемлем для СССР и в нем были заложены конфликтные отношения с последним; снижение общего геополитического интереса к Китаю, возрождение Германии и Японии как важных звеньев восстановления мировой экономики и геополитических противовесов Советскому Союзу. Но и этот план, несмотря на серьезные симпатии к нему в конгрессе, не имел шансов на реализацию. В условиях повсеместного страха перед повторением депрессии идею свободного мирового рынка банкирам и крупным промышленникам отстоять было невозможно.

Смерть Рузвельта в апреле 1945 г. первоначально значительно не изменила ситуации. Г.Трумэн, несмотря на свои личные антипатии к геополитическим планам своего предшественника, особенно в отношении СССР, первые месяцы своего президентства был вынужден следовать всем его схемам, поскольку на него продолжали давить все те же факторы, и в первую очередь невозможность обеспечить мир в Европе без сотрудничества с Москвой. Оставался один выбор - рузвельтовское сдерживание через интеграцию.

Однако приближение мирного времени изменило соотношение сил в социально-политической базе демократического правления. Администрация все меньше зависела от союза с "кейнсианскими" кругами ("прогрессисты", профсоюзы, рабочее движение), и все большее влияние приобретали либерально ориентированные промышленно-финансовые круги. Рузвельт был достаточно силен, чтобы не менять резко свой стратегический курс из-за таких изменений, но Трумэн искал опоры у самых влиятельных и перспективных сил, и это скоро нашло свое отражение в некоторых его шагах. Так Госдепартамент стал выходить из тени в вопросах стратегического планирования. Несмотря на ратификацию конгрессом в июле 1945 г. бреттон-вудских соглашений, он подспудно стал готовить поворот в соответствии со своими взглядами на будущий новый мировой порядок. Первым признаком этого стало резкое уменьшение предполагаемого кредита на восстановление для СССР: уже в апреле 1945 г. вместо 10 млрд. долл. сумма была снижена до 1 млрд. долл.

Появление у США атомной бомбы в корне изменило соотношение сил на планете. Теперь стало возможным осуществить заветную корректировку нового мирового экономического порядка "по Уильямсу".

Корректировка бреттон-вудского плана "по Уильямсу" заключалась в том, чтобы отказаться от "национального капитализма" как методологии переходного периода. Либеральный мир "интернационального капитализма" надо строить сразу, но через двусторонние и даже односторонние методы, активно используя свое гегемонистское положение, через попытку реставрировать близкий к идеалу "мир по-британски", в центре которого находилось бы теперь двойное ядро США-Великобритания. Главным инструментом возрождения должны были стать не кредиты МВФ и МБРР, а "чисто американские" займы, предоставляемые на двусторонней основе, и в первую очередь Лондону.

Переключение на иную модель перехода к новому мировому порядку после создания бомбы сразу ознаменовалось конкретными шагами. Уже в августе Трумэн начал уговаривать де Голля изменить негативное отношение к германскому возрождению. Однако французский президент был против категорически, ратуя за максимальное ослабление Германии, изъятие у нее западного берега Рейна, за международный контроль над Руром и репарации. Понимая, что страхи де Голля небезосновательны, Трумэн прибегнул к главному аргументу, заявив, что "атомная бомба притормозит страны, склонные к агрессии". Тем не менее Париж остался на своих позициях, и Вашингтон уже в сентябре прекратил поставки Франции по ленд-лизу.

Тогда же, в августе 1945 г., США неожиданно прекратили поставки по ленд-лизу и Англии. Лейбористское правительство, намертво привязанное к американской помощи, тут же отправило в Вашингтон Дж.Кейнса для переговоров по получению кредита. Лорд Кейнс, прекрасно понимая, что от Англии взамен потребуют США, стал еще до отъезда добиваться от правительства согласия на переход к многосторонним отношениям. Лейбористы были вынуждены согласиться на унизительную роль "младшего партнера". В результате переговоров получение 6-миллиардного кредита было связано со следующими обязательствами Лондона: 1) через год конвертировать фунт; 2) ликвидировать дискриминацию против американского импорта; 3) добиваться блокирования гигантских накоплений фунтов в колониях (чтобы не стимулировать мировую инфляцию), хотя это и могло сильно осложнишь отношения внутри империи. По сути, это была капитуляция Лондона в валютно-финансовых аспектах нового мирового порядка.

Сразу после создания бомбы изменилось отношение Вашингтона и к СССР. Хотя общие рамки рузвельтовской политики сотрудничества и "сдерживания через интеграцию" сохранялись, методы достижения этой интеграции резко изменились. От рузвельтовской демонстрации "доброй воли", политики односторонних уступок администрация перешла к прагматической, жесткой, основанной на обоюдности, политике. Уже в сентябре на сессии Совета министров иностранных дел в Лондоне США перестали рассматривать русские претензии на Восточную Европу как законные и демонстративно ничего не уступали в самых важных вопросах (по Японии, Румынии, Болгарии и Италии). Молотов при этом имел все основания заявить, что американцы "изменили политике Рузвельта... который был дружествен по отношению к советскому правительству". В целом в администрации США наблюдалась эйфория по поводу обладания атомной бомбой, и возобладало мнение, что рузвельтовский геополитический базис можно будет при ее помощи сохранить и совместить с новым экономическим планом.

Это было связано с надеждой, что СССР при наличии у США бомбы станет более управляем в отношении планов строительства нового мирового порядка, не рискнет отрезать Восточную Европу, без которой быстрое возрождение Западной Европы представлялось невозможным, и согласится с планами возрождения Германии.

Другим серьезным фактором, требовавшим ориентации на старый геополитический базис, было американское общественное мнение, которое сохраняло инерцию рузвельтовского мышления: по-прежнему главную опасность оно видело в Германии и Японии и требовало их максимального ослабления. Нельзя было резко менять политику в отношении СССР и потому, чтов Восточной Европе Сталин вел себя сравнительно умеренно.

Кроме того, госдепартамент столкнулся с оппозицией самому новому экономическому плану. Американское общественное мнение высказывалось скорее в пользу займа для СССР, чем для Англии. Страны третьего мира также не хотели новой экономической схемы: им не нужны были многосторонние отношения, они не хотели открытости и эффективности. Слаборазвитые страны предпочитали первоначальную бреттон-вуд-скую схему, где оставалось место "национальному капитализму", перераспределению мировых ресурсов.

Трумэн был страшно разочарован тем, что не удалось втянуть Сталина в схему "плана Уильямса" - Бреттон-Вудс-2. Теперь, в начале 1946 г.необходимо было создавать для новой экономической схемы и новую геополитическую базу. Политика "сдерживания через интеграцию" в едином мире умерла. Новая геополитическая схема Трумэна позволила обосновать необходимость исключения СССР из нового мирового экономического порядка посредством конфликта. Основные положения этой схемы заключались в следующем:

1. Отказ Сталина от сотрудничества и вероятный переход к конфликтной фазе взаимоотношений объяснялся не сменой американской стороной экономической модели мироустройства, а природой советского строя, который не может сохранять внутреннюю устойчивость без внешней угрозы;

2. В этой ситуации только баланс сил, основанный на насилии, а не сотрудничестве, может обеспечить мировую стабильность;

3. Однако это должен быть не биполярный мир (что неизбежно вызвало бы идеологический экстремизм, формирование американской империи, перерождение американской демократии и третью мировую войну), а многополярный. Трумэн выделял пять традиционных "центров силы": США, СССР, Великобритания, Япония и Европа - с центром в Руре, что означало в данном случае возрождение наряду с Англией и Германии. Опасность, которую она представляла, можно было уменьшить, разделив ее с СССР на две части, обязательно оставив Рур в западной зоне. Тогда, с одной стороны, сама Германия будет ослаблена разделом и противостоянием двух ее частей, со второй стороны - Западная Германия станет бастионом против СССР, с третьей -Рур будет включен в процесс возрождения Европы. Тем не менее необходимо было продолжать попытки объединения Германии на выгодных для США условиях (если возможно, не ослабляя ее, но исключив советское влияние);

4. Угрозы со стороны СССР не носят военного характера. Это скорее политико-идеологическое проникновение инфекции коммунизма (тоталитаризма), вирусы которого присутствуют в каждой стране и даже в каждом человеке. Следовательно, надо бороться не с самими вирусами или их носителями, а укреплять иммунитет крупнейших стран, ликвидировать среду, в которой эти вирусы могут размножаться, используя организационно-экономические методы, экономическую помощь, ибо "нищета порождает коммунизм".

5. В разрушенном войной мире прокоммунистическая среда присутствует практически повсюду, и США, естественно, не в состоянии ее "сдерживать"; главное - сохранить за собой "центры силы", которые могут экономически помочь некоторым слаборазвитым регионам.

Трумэн предполагал не цепляться за Восточную Европу, отдать ее Москве. «Американские попытки возродить весь континент ничего не дадут Восточной Европе, только отвлекут наши усилия от жизненно важной Западной Европы...».

Данная геополитическая схема оправдывала переход к активной односторонней политике США на международной арене ради создания третьего геополитического полюса, который в перспективе должен был снять с США бремя геополитического противоборства.

В отношении СССР в 1946-1947 годах Трумэн реализовывал политику "терпения и твердости". Она предполагала жесткий ответ, "сдерживание" СССР, но не активные односторонние действия. В 1946 г. политика "терпения и твердости" в целом работала нормально. На попытки руководства СССР прощупать геополитические слабости линии "сдерживания" Белый дом отвечал весьма резко (Иран, Турция, Маньчжурия и т.д.), после чего Москва отступала, опасаясь давать повод для конфликта между СССР и США.

Однако в Европе дела в отношении реализации планов Трумэна обстояли хуже. Париж и Лондон категорически не хотели возрождения Германии, даже разделенной, даже после своего восстановления. К 1947 г. в торговле стран Западной Европы со своим заокеанским партнером образовался гигантский (20 млрд. долл.) дефицит, который возник в результате одностороннего притока товаров из США. Европейские страны ничего не могли продать в Америку, поскольку они производили только минимум нужных для себя товаров, а если и пытались продать что-то, то не выдерживали там конкуренции. Таким образом, все упиралось в низкую эффективность европейского производства.Ситуация зимы 1946-1947 гг. жесточайшим образом обострила все эти тенденции. Нехватка валюты в Западной Европе дополнилась дефицитом сырья и топлива. Европа требовала займов, но США уже не могли их дать, поскольку осенью 1946 г. большинство в конгрессе получили республиканцы, которые не принимали планов создания мировой (многосторонней) экономики по методике госдепартамента.

В европейском производстве важнейшую роль играла Германия (уголь, сырье и сталь Рура, Саара и Рейнской области). Паралич Германии, который приветствовали сами европейские державы (и, конечно, СССР), эксперты госдепартамента считали главным тормозом восстановления европейской экономики.

Необходимость сделать основную ставку на Германию была продиктована осмыслением той внутриевропейской торговой схемы, которая позволяла европейской экономике нормально функционировать в довоенное время. Схема держалась на том, что у Англии всегда были "лишние" деньги - "невидимый доход" - от торговли с колониями, страхования, морских первозок, которые позволяли ей импортировать товары из континентальной Европы. На эти деньги европейские страны покупали товары первичной обработки (металлическое литье, прокат и т.п.) и уголь из Германии, из Рура, а Германия на полученные деньги покупала сырье в Восточной Европе.

Чтобы механизм снова заработал, с точки зрения экспертов госдепартамента, необходимо было дать сырье Руру (а не деньги, которые мгновенно "проедаются") и восстановить там шахты, а Европе дать целевые кредиты на покупку угля и металла из Германии, чтобы она смогла произвести товары и продать их в США (добившись снижения тарифов), деньги снова пустить на покупку всего необходимого в Германии, а Рур купит сырье на мировом рынке.

Особое внимание уделялось в процессе восстановления не финансовому центру Европы - Великобритании, а промышленному, т.е. Германии. Финансовые функции теперь взяли на себя США: вместо фунта, который уже не использовался как мировая валюта, финансовые артерии мировой экономики заполнялись долларами и золотом. То же самое касалось и Азии -там акцент делался на восстановлении Японии в качестве промышленного центра азиатского блока.

Возрождение блоков представлялось на данном этапе неопасным, поскольку они должны носить исключительно экономический и многосторонний характер, а США - сохранять контроль над всеми "командными высотами". Впоследствии, когда европейский и азиатский блоки заработают, планировалось их "раскрыть" и замкнуть друг на друга (как это и было до второй мировой войны).

Наполнить мировую финансовую систему долларами можно было только по каналам помощи, экономические цели которой: в краткосрочном плане - сбросить лишнюю наличность в Европу, ликвидировав там явный ее дефицит (а значит, повысить тем самым спрос на американские товары и снизить опасность депрессии); в среднесрочном - восстановить конкурентоспособность европейского производства, чтобы Европа сама могла зарабатывать доллары и покупать американские товары; в долгосрочном - втянуть Европу в мировую систему "открытых дверей".

В политическом отношении предполагалось, что помощь будет способствовать снижению влияния левых в Западной Европе, ("оттаскиванию" ее от Восточной Европы), поддержке в ведении колониальных войн (косвенно) и оказании давления на европейские правительства с целью добиться их согласия на восстановление Германии.

Чтобы доллар мог заработать и обеспечить инвестиции, необходимо было "привязать" европейские валюты к доллару, а доллар к золоту, т.е. ввести "золотой стандарт" через МВФ (его новая функция).

Но недоговоренность по статусу Германии с СССР, Францией и Англией не позволяла осуществить полностью план. Для США идеально было бы: а) объединить Германию и б) включить ее в европейскую экономическую схему как самостоятельное государство. СССР мог бы согласиться на первое, но не на второе. Советские руководители этому варианту всячески сопротивлялись, понимая, что без Рура Западная Европа не оживет, а США получат депрессию и будут вынуждены дать Советскому Союзу кредит без всяких политических условий. Поэтому Москва продолжала затягивать переговоры, добиваясь объединения Германии, с условием, однако, ее ослабления через репарации и международный контроль над Руром.

Эти переговоры велись в течение всего 1946 г. без определенных результатов и сопровождались со стороны США такими акциями, как прекращение выплаты репараций СССР из западной зоны, демонстративные атомные взрывы в момент переговоров по Германии, самые жесткие заявления государственного секретаря Бирнса (в Штутгарте в сентябре) и т.п.

Таким образом, переход администрации в 1945-1946 гг. от "плана Уайта" к "плану Уильямса" означал сознательное обращение к конфликтной методике строительства нового мирового порядка. По сути, в фундамент холодной войны закладывался первый из трех основных несущих блоков - экономико-идеологический.

Настоящая холодная война, активнейший конфликт между реальными геополитическими полюсами, была бы на рубеже 40-50-х годов шагом настолько непопулярным и опасным (с постоянной угрозой перерастания в "горячую фазу" при наличии атомного оружия, да еще на фоне ужасов второй мировой войны), что трезвомыслящие политики, включая и Гарри Трумэна, сделали бы все, чтобы его избежать. Однако конфликт искусственно и усиленно культивировался американской стороной.

На протяжении второй половины 1945 г. и в 1946 г. сформировался экономико-идеологический блок. Вместо компромиссного плана Ф.Рузвельта, базировавшегося на концепции "национального капитализма", администрация Трумэна (получив "абсолютное оружие") решила строить мир "открытых дверей" не кружным путем, а максимально коротким, быстрым и безопасным, использовав для этого методы многосторонних отношений, абсолютно неприемлемые для Сталина. Политико-идеологический блок вместе с искусственным разделом мира на "два полюса" оформился в 1947-1948 гг. Военный аспект холодной войны стал вырисовываться в связи с разработкой и принятием администрацией США в 1949-1950 гг. директивы СНБ N 68.

Совершенно очевидно, что инициатива в формировании этих блоков принадлежала правительству США. Сталин стремился избегать конфликтов. На том этапе ему нужно было сотрудничество с Западом, чтобы создать экономическую базу для борьбы за свой мировой порядок. Такой базой ему представлялся мощнейший в мире промышленно-сырьевой комплекс Германия-СССР. Естественно, что миролюбие Сталина в тот период носило тактический, вынужденный характер. При более благоприятных условиях он или его преемники без сомнения попытались бы любым путем установить советскую власть на всей планете.

Библиография:

1. Советская внешняя политика в годы холодной войны. Под ред. Нежинского., Москва, 1995 г.

2. Pollard R. Economic Security and the Origins of the Gold War. 1945-1950. N.Y., 1965, p. 15.

3. Eckes A. A Search for Solvency. Austin and London, 1975, pp.129- 133.

4. КоIkо G. The Politics of War. N.Y., 1968, pp.283-287.

5. АIperovitz G. and Bird K. The Centmlity of the Bomb. - "Foreign Policy", Spring 1994, p.6.

6. Taubman W. Stalin's American Policy. From Entente to Detente to the Cold War.N.Y., 1982, PP.118-119.

7. Шенин С.Ю. США и начало холодной войны: анатомия "великого поворота". - "США-ЭПИ", 1994, No.l2.

8. Сивачев Н.В, Язьков Е.Ф.Новейшая история США.- М, 1980.- 383 с.

9. Яковлев Н.Н. Ф.Д. Рузвельт - человек и политик. - М., 1969.- 415 с.

10. Барыгин И.Н. Социальная база движения крайне правых в Западной Европе. - Л., 1990. - 160 с.

11. Арзаканян М.У. Де Голль и голлисты на пути к власти. - М.,1990. -236 с.

12. Верт А. Франция 1940-1955. - М., 1955. - 615 с.

13. Новиков Г.Н. Де Голль, голлисты и голлизм // Новая и новейшая история. - 1990. - М., № 3.




Литература - Общие темы - История экономики зарубежных стран